«Синдром коронной нации» Польские революционеры — Российские реакционеры

XIX век в России отличается существенным обострением противоречий: социальных, политических, национальных. Это эпоха в умах многих в дальнейшем стала ассоциироваться с переломным моментом и началом необратимого краха империи.

Однако именно в XIX столетии Имперские амбиции России громко заявили о себе: три раздела Речи Посполитой, по которым Россия получила огромные территории, и дальнейшее стремление во что бы то ни стало удержать эти территории вылились в жестокое подавление двух польских восстаний. Относительно лучше дело обстояло с вновь присоединенными территориями Закавказья и Финляндии.

Аннотация

В данной статье проводится сравнительный анализ источников представляющих две разные модели овладения сопредельными славянскими территориями. Авторами двух старательно разработанных концепций, обнаруженных в Российском государственном историческом архиве являются Польские революционеры и Российские государственные деятели.

XIX век в России отличается существенным обострением противоречий: социальных, политических, национальных. Это эпоха в умах многих в дальнейшем стала ассоциироваться с переломным моментом и началом необратимого краха империи.

Однако именно в XIX столетии Имперские амбиции России громко заявили о себе: три раздела Речи Посполитой, по которым Россия получила огромные территории, и дальнейшее стремление во что бы то ни стало удержать эти территории вылились в жестокое подавление двух польских восстаний. Относительно лучше дело обстояло с вновь присоединенными территориями Закавказья и Финляндии.

Недовольства политикой царизма охватывало все новые слои населения, национальные окраины не были исключением, и именно на этих территориях активно развернулось революционное движение, основной целью которого было возвращение независимости покоренным народам.

В фондах Российского государственного исторического архива нам удалось найти один интересный документ, основной идейной линией которого является модель поведения поляка - верного сына своей отчизны на службе Российского правительства. Это «Польский катехизис», переведённый на русский язык Н.А. Крыжановским в 1861г. и хранящий в фонде этого деятеля истории [2].

Представляется интересной модель поведения, разработанная авторами «катехизиса», которая является отражением старательно придуманной концепции действий, целью которой было восстановление независимости Польши, причем в границах 1772г.

Поляки не раз заявляли о своей ненависти к Российскому правительству и ратовали за воссоединение земель, некогда входивших в состав Речи Посполитой, которые после трех разделов оказались под властью Пруссии, Австрии и России. Однако это стремление к воссоединению не было основано на одних братских чувствах к народам, с которыми бок о бок прошли многие десятилетия истории. Уже первые строки «катехизиса» недвусмысленно представляют перед читателем истинный взгляд поляков на Литву и Украину. Так, проводя параллели между Англией и Польшей, авторы «катехизиса» считают, что «Англия - нация исключительно торговая, а сильнейшая в мире и владычица всего мира. Англия на море, Польша на суше. У Англии есть свои колонии - но они удалены. У Польши есть своя Индия - Украина и Литва, и колонии эти составляют с Польшей одно целое, а при уме и знании вести дело, никогда в материальном отношении не будут от неё отторгнуты» [2]. Таким образов явственно видно не только истинное отношение поляков к сопредельным территориям, но и стремление поравняться, а может даже и превзойти Англию, - это ли не лучшая характеристика подлинных жизненных ориентиров поляков. Однако мягкий и дружественный тон по отношению к населению Украины и Литвы просматривается в следующих строках «катехизиса»: «предлагаем нашим братьям по крови и вере принять сим не бесполезные для них советы, для былого единообразного действования в достижении общей цели» [2]. Это скорее хитрость, проявленная некогда коронной нацией, нежели истинное стремление к единению и взаимному будущему. Поляки ещё на многие десятилетия, а иногда представляется, что и до сих пор, не избавились от синдрома коронной нации в отношениях с Украиной и Литвой.

Многовековое противостояние Польши и России за право обладания сопредельными славянскими территориями, рождало в них схожие модели действий и стратегии воздействия на сопредельные территории. Вплоть до середины XVIII столетия поляки, ощущая своё превосходство относительно других народов, населявших Речь Посполитую, и явственно представляя собственное лидирующее положение, могли оказывать на них прямое силовое воздействие. Все изменилось с точностью до наоборот в XIX веке, когда лидирующие позиции заняло Российское правительство; утрату былого могущества поляки простить не могли.

В фондах Российского государственного исторического архива нам удалось обнаружить «Записку по делам Виленской губернии», предоставленную императору Николаю I А. Голицыным, Дм. Дашковым и Блудовым [3]. В контексте данной статьи будет интересно сопоставить два найденных документа. Так, в «Польском катехизисе» перед нами предстает концепции действий поляков, целью которой было восстановление независимости Польши, причем в границах 1772г., т.е. воссоединение с утраченными территориями Литвы, Украины, Белоруссии. «Записка по делам Виленской губернии» рисует нам систематизированный набор предложений «о способах сближения Белорусского края с Россиею» [3]. Последняя датируется 1839-1840гг., первая серединой 50-х XIX века (перевод на русский язык -1861г.).

В двух обозначенных документах акцент делается на стратегии приобщения спорных славянских территорий. И польские революционеры, и русские государственные деятели одной из основ скорейшего приобщение сопредельной территории видели усиление влияния духовенства, и недопущение представителей противоположного вероисповедания к воспитанию молодежи. Так в «Записке» на имя императора выше обозначенные государственные деятели предлагали прежде всего «заменить нынешнего Могилевского архиепископа другим просвещенным, деятельным и кротким архипастырем... Улучш[ить] Белорусское духовенство замещением Священнических вакансий... Воспр[етить] Римско-Католическому духовенству заниматься воспитанием юношества.» [3]. Авторы «катехизиса» в свою очередь делают акцент на единство преверженцев Римско-Католической веры, обращаясь к единоверца, не иначе как к «братьям по крови и вере» [2]. Авторы «катехизиса» напоминают соотечественникам, «что Россия.   первый враг, а всякий православный в особенности» [2].

Ещё один способ достижения слияния с сопредельными территориями, ровно признаваемый как авторами «Записки», так и авторами «Катехизиса», это приобретение крупных земельных владений на данных территориях. Так в «Записке» недвусмысленно указывается на необходимость внедрения русского землевладения на территории Виленской губернии: «Раздача русских казенных имений в аренду на особом основании и на продолжительное время, для водворения там русских семейств» [3]. Авторы «Польского катехизиса» в свою очередь призывали «продавать земли только соотечественникам, дабы не давать развиваться. влиянию русского элемента» [2]. Однако   поляки   в   отношении   собственности   пошли   ещё   дальше, предлагая соотечественникам не вступать с русскими в товарно-денежные отношения, не помогать им с целью «достигнуть со временем в сих странах [Литва и Украина] исключительно Польского господства, и сосредоточения богатств сего края в руках наших братий, на помощь и пользу своей отчизны» [2].

Однако положение победителя или побежденного накладывало свои отпечатки на модель поведения в отношении с сопредельными славянскими территориями, и между собой.

Россия, несколькими годами ранее жестоко подавившая Польское восстание, была, к концу 30-х годов XIX столетия, что называется «на коне» в отношениях с поляками. Этим обусловлены ряд предложений, внесенных в «Записку» и свидетельствующих о принадлежности их составителей к органам государственного управления Российской империи. Так в «Записке» упоминаются, как уже принятые к исполнению, следующие меры: «Введение русского языка в производство вообще дел по судебным и правительственным местам. Заменение польских названий мест и должностных лиц русскими наименованиями» [3], а так же «Отмена Литовского Статута восстановление действия Российских узаконений по всем частям управления» [3].

Униженные и побежденные поляки, выработали особую модель действий, целью которой было восстановление былого могущества. Так авторы «катехизиса» предлагают ряд мер, должных служить на благо польской нации. Особое место среди этих мер занимает четко разработанная стратегия действий поляка на службе Российского правительства. В этой стратегии объективно необходимые для достижения целей действия, а так же совершенно абсурдные на первый взгляд планы. Однако при более детальном рассмотрении представленной концепции действий и сопоставлении её с реалиями эпохи отчетливо просматривается объективность таких, абсурдных на первый взгляд, предположений.

Авторы «катехизиса» предлагали поляку на службе Российского правительства следующую концепцию действий. Прежде всего, служба Российскому правительству должна была приносить доходы, которые должны были использоваться в дальнейшем на благо польской идеи воссоединения государства 1772. Так в «Польском катехизисе» недвусмысленно говориться, что «вступая на русскую службу, стараться служить только там, где можно [больше заработать] и как скоро наживешь капитал, оставляй службу и поселяйся на жительство в твоей отчизне, через что нажитые тобой деньги в России будут использованы твоими собратьями» [2].

Особенно авторы «катехизиса» призывали образованных поляков служить Русскому правительству поясняя это тем, что «русские большей частью необразованны. и беспечны, то стараться полякам как можно более образовывать себя специально, дабы иметь всегда преимущество перед русскими и посему занимать лучшие и высшие места и так.   сию грубую нацию подчинить себе» [2].

«Катехизис» предусматривает проникновение поляков на все уровни государственного управления Российской империи, однако, призывает, помнить истинное отношение поляка-патриота к России: «Помни, что Россия твой первый враг, а всякий православный в особенности. Русских явно уверяй, что они твои кровные братья, что ты против русских ничего не имеешь, а только против правительства, но тайно мстить каждому русскому» [2].

Подчинительное положение, в котором оказались поляки после включения Царства Польского в состав Российской империи, рождало ненависть и пренебрежение в отношениях с русскими. Отсюда столько язвительных строк в «Польском катехизисе» в адрес русских: «Русский, при своей простодушной и грубой натуре, весьма самолюбив и название варвара его бесит, чтобы избавится от сего ненавистного ему прозвища, он готов всадить нож в ребро своего собрата. - Затрагивай искусно его самолюбие и пользуйся им» [2]. Однако, скорейшее достижение поставленной цели было первоочередной задачей авторов «катехизиса».

Память о былом могуществе и стремление сохранить свое лидирующее положение накладывало четко-очерченный отпечаток на тактику действий, как Российского правительства, так и Польских революционеров. Отсюда столько общего между «Запиской по делам Виленской губернии» поданной на имя императора Николая I и «Польским катехизисом», датируемым второй половиной 50-х XIX века. Чувство собственного превосходства перед представителями сопредельных славянских территорий, рождало и в русских и в поляках схожие модели поведения в отношении к последним, а так же накладывало свои отпечатки на взаимоотношения между русскими и поляками.

Русско-польское противостояние имеет многовековую историю. Однако XIX столетие в этом отношении более показательно. К 1815 году Польша окончательно проиграла в этом противостоянии. И как позднее заметил А.И. Герцен : «По клоку отрывала Русь живое мясо Польши, отрывала провинцию за провинцией, и, как неотразимое бедствие, как мрачная туча, подвигалась всё ближе и ближе к ея сердцу. Где она не могла взять силой, она брала хитростью, деньгами, уступала своим естественным врагам и делилась с ними добычей» [1, 462]. Униженные и побежденные поляки неистовствовали, но молчали. Былое могущество, так нелепо утраченное в результате трех разделов Речи Посполитой, не давало полякам покоя. Желание возродить могущественное государство в границах 1772 года параллельно свидетельствовало о нежелании поляков терять положение «коронной нации», со всеми вытекающими привилегиями.

Победители ликовали. Нежелание терять крупные территориальные приобретения вылилось в жестокое подавление двух Польских восстаний. Силой власти и имперского оружия Российское правительство стремилось достичь неприкосновенности своего авторитета. Насильственная русификация, расширение влияния православного духовенства на завоёванных территориях, внедрение русских чиновников, - все это служило одной цели - поддержанию авторитета и незыблемости могущества Российского правительства.

Россия, гордая своими приобретениями, не сбиралась уступать ни пяди земли; поляки протестовали и лелеяли идею возвращения былого могущества Речи Посполитой, в которой поляки занимали особое положение. Компромисс - это совсем не то, чего можно было ожидать от этих двух вполне самодостаточных наций, у каждой из которых за плечами было время рассвета и небывалого могущества.

Литература

  1. Герцен А.И. Россия и Польша // Полн. собр. соч. и писем: в 30т. / под. ред. М.К. Лемке. - СПб., 1919. -Т. IX.
  2. РГИА, ф. 974, оп. 1, д. 6
  3. РГИА, ф. 1266, оп. 1, д. 3

Автор: Кружалина А.А. Аспирант, кафедра Истории России, Иркутский государственный университет.

Источник: Журнал «Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук» зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия г. Москва, Китайгородский пр., д.7, стр.2. Свидетельство о регистрации СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ. «ПИ № ФС77-33767»

Оставить комментарий

Рубрика Свалка

Добавить комментарий

Войти с помощью: